Человек, работающий из дома часов до пяти-шести, в это время года становится функционально неотличим от вампира: тоже выбирается из своего логова только после наступления сумерек и, как правило, в поисках еды. Сегодня я варю осенний суп. «Осенний суп» — это из комикса; автора не помню, как выглядели персонажи — тоже, загуглить невозможно, скиньте, пожалуйста, если у вас есть. Помню только диалог:

— А чем это у тебя тут так вкусно пахнет?
— Я варю осенний суп.
— Это же глинтвейн!
— Это. Осенний. Суп.

Так вот, сегодня я варю осенний суп. В зельеварении, в отличие от многих других магических дисциплин, есть некое исконное спокойствие. Оно связано с тем, что если у тебя есть месяц на то, чтобы сварить оборотку, значит, в настоящий момент у тебя всё достаточно хорошо, чтобы делать запасы на будущее. А в случае, когда это не potions, а alchemy, это означает, что ты убедил какого-нибудь высокородного идиота в том, что вот-вот научишься превращать свинец в золото, и теперь можешь спокойно заниматься настоящей наукой.

И зельеварение же кажется нам до сих пор самой надёжной и убедительной из магических наук. Ведь все мы отлично знаем в наши-то годы, что из невкусных овощей, некоторое время побулькав ими в котле, можно приготовить вкусный борщ. А это значит, что ничего невозможного нет, надо только соблюдать рецептуру.

В воздухе аромат дыма, то, что в парфюмерии называется шлейфом: глубокая нота, которая никогда не выступает на передний план, но остаётся, когда все остальные запахи выветрились. Дым, холод и наступающая ночь; третья ночь в одиноком октябре.

Loading Likes...