Настоящим королём волшебных существ может быть только человек.

Неужели это ещё не внесено в список тропов? Есть такие истории, в которых — иногда доходя до абсурда — королём волшебных существ является человек, и никто не разберёт, зачем им это надо.

Помните Джарета, короля гоблинов? «Лабиринт» 1986 года, хрустальные шарики, белые совы? Гоблины там вполне похожи на гоблинов: маленькие, странные, временами уродливые существа. Король гоблинов выше любого из своих подданных в четыре раза, носит обтягивающие лосины с кружевным жабо и вообще Дэвид Боуи. Они — волшебные существа, он — человек, и он — король гоблинов. Никто не снисходит до того, чтобы объяснить это какой-нибудь причиной. Просто вот такая странная компания, отплясывающая в тронном зале: гоблины и король гоблинов. По совместительству король глэм-рока. Примите это как факт.

Кто-то когда-то сказал при мне в одном из обсуждений «Лабиринта», что он подозревает, что Тоби украли на самом деле тоже поэтому: не для того, чтобы превратить в гоблина, а для того, чтобы вырастить как наследника, человека-короля гоблинов. Ведь Джарет-то откуда-то взялся.

И он не одинок. Следующим в этом списке должен пойти Джон Аскгласс, Король-Ворон, безымянный раб, у которого было три королевства: в Англии, в Аду и в Стране Фей — во всяком случае, если верить многочисленным утверждениям Сюзанны Кларк, автора «Джонатана Стренджа и мистера Норрелла». Мы об этом опять почти ничего не знаем, кроме того факта, что Джон Аскгласс был в детстве похищен эльфами, а потом явился обратно во главе армии Прекрасного Народа, отвоевал север Англии и правил там триста лет, основав английскую магию как таковую.

Если Джарета ещё можно заподозрить в том, что королём гоблинов его сделало нечеловеческое обаяние, то на фейри Сюзанны Кларк вряд ли такое подействовало бы — те ещё социопатичные твари. Тут что-то другое. Джонатан Стрендж пишет о Короле-вороне: «Этот человек представлял собой безупречный сплав магии эльфов и человеческой решимости, которые соединились в его ужасающей целеустремленности». Аскгласс ведёт войну и переговоры от имени эльфов, а потом эльфийской магией наводит порядки на севере. Смогли бы они сделать это сами?

А последний кусок этой мозаики — армянский мультик «В синем море, в белой пене», в котором мальчик попадает во владения морского короля, который так настойчиво уговаривает его стать его наследником, что возникают сомнения, кому это нужнее. «Соглашайся быть богатым, соглашайся быть счастливым, оставайся, мальчик, с нами, будешь нашим королём!»

Что это такое каждый раз? Бремя белых? Миф о белом гетеросексуальном мужчине, которому рады подчиняться все народы, потому что ему видней? Или известное всем, кроме нас, магическое правило, которое гласит: «всегда похищай людей, если можешь». «Люди агрессивная и упёртая раса, нанимай их на руководящие должности». Или: «Человеческая логика — это круто, помогает разбираться с другими людьми». Или ещё что-нибудь.

Мы обладаем чем-то, чего нет у них. Христиане сказали бы, что это бессмертная душа: человек в корне отличается от фейри, гоблинов и русалок по своему метафизическому статусу, и это не может не оказывать влияния на статус магический. А может быть, это всего лишь человеческая эгоцентричность. Ода нашей гордыне. Кто ещё может сесть на трон и без зазрения совести решать за тысячи и тысячи существ, если не человек?

Loading Likes...