Письма с Понта

Another brick in the tower

Зал по Древнему Ближнему Востоку — золотой свет. Крылатые львы и быки с пятью ногами охраняют входы. Одна из стен полностью покрыта барельефами из ассирийского дворца: охотники и духи, луки, крылья, бороды и осаждаемые крепости. Мягкие тёплые оттенки камня и глины. Пожелтевшее, позолоченное временем вавилонское прошлое.

В витрине висит тысячелетний папирус с подсчётом объёма усечённой пирамиды — почти современный чертёж, почти понятные цифры.

Лежат глиняные таблички. Им четыре тысячи лет. Кто-то записывал на них, у кого сколько мер зерна и кому кто сколько должен — потому что мир уже стал достаточно сложным, чтобы эти записи понадобились: всего не упомнишь. Древнее Междуречье, толпы народу, невиданная доселе потребность в организации систем. Надо копать каналы для воды, записывать законы, торговать друг с другом и заводить бюрократию. Надо что-то придумывать — календари, математику, библиотечные каталоги. И кто-то водил палочкой по глине, сушил таблички на солнце, дышал цветущими апельсинами.

А через несколько тысяч лет уже мы, на холодной широте, где хорошо растёт только картошка, строим дом, в специальной комнате выставляем его записи, и рядом вешаем свою собственную, металлическую табличку с кириллической надписью: клинопись, такой-то век.

И это акт искусства. Инсталляция «Связь времён». Там становится видно, в этом зале, что человеческая цивилизация — это вавилонская башня, которая виток за витком поднимается вверх, и на каждом витке мир становится сложнее, и нужно что-то придумывать — компьютеры, международные организации, солнечные батареи, — придумывать, взяв за основу придуманное до нас, но каждый раз новое. Решать проблему. Строить следующий этаж. Улучшать систему, дополняя и усложняя её.

См.: «стоять на плечах гигантов». См.: «там черепахи до самого низа». Так устроено всё: мы стоим на плечах друг у друга. И там до самого верха (где у вавилонской башни традиционно начинается божественное всемогущество) — люди, которые что-то придумывают и делают. И до самого низа тоже они. И мы где-то посередине: another brick in the wall. Ещё одни камни в кладке. Если повезёт, достаточно надёжные, чтобы на них можно было опереться.

Неторопливое движение монументальных фигур. Я — меч во тьме, я — дозорный на стене, я — шумерская бухгалтерская книга, в которой кто-то впервые записал «у Ашшурбанипала сотня овец».

Loading Likes...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *