Оккультябрь

2 октября

Дом моей бабушки стоит у трамвайной линии, и трамваи там вечно скрипят на повороте и пахнут своей рельсовой смазкой.

В детстве мне было откуда-то известно — может быть, из повторяющегося сна, — что, кроме обычных городских маршрутов, по этой линии ходит трамвай-призрак. Отличается он от остальных тем, что целиком состоит из электрических вспышек — как те искры, которые рога трамвая высекают из стыка проводов. На первый взгляд это незаметно, но если присмотреться, видно, что призрачные стенки — как полупрозрачное желе, и внутри бегают зеленоватые огоньки, а свет внутри вагона — холоднее, чем обычно.

Садиться в этот трамвай нельзя, потому что ни до какого места на этом свете он тебя не довезёт. Но люди всё равно садятся. Взрослые не очень внимательны, а номер маршрута на этом трамвае висит вполне нормальный.

Верить в призрачный трамвай, в который тебя может по незнанию затащить мама или бабушка, должно было быть страшно. Но было приятно. Это было знание о чём-то важном, от чего зависит жизнь. Как для древнего охотника — информация о повадках хищных зверей. Если бы никто из нас про трамвай не знал — тогда другое дело. Тогда с нами могло бы в любой момент случиться что угодно. А так — я, если что, справлюсь.

Люди со временем меняются мало. Сейчас я на всякий случай знаю правила поведения при ядерном взрыве и текст экзорцизма, а «Pater Noster» расскажу даже во сне, это проверено.

А насчёт трамваев меня успокоило годам к восьми изучение карты городских трамвайных маршрутов. Почему-то справочник внушал мне доверие: все номера перечислены, непонятных номеров нет, всё можно посмотреть на схеме. А живьём трамвай-призрак мне попадался никак не больше двух раз. Так что насчёт трамваев можно почти не волноваться.

Loading Likes...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *