Оккультябрь

4 октября

Гроза пришла размеренно, по прямой, прошивая молниями стоячий воздух, как швейная машинка фирмы «Зингер». Хорошая такая, рабочая, техническая гроза, совсем не похожая на бестолковые летние бури: дождь начался, перерос в ливень плавно, как будто кто-то аккуратно повернул кран, и так же плавно закончился, как будто кто-то кран аккуратно завернул. И обстоятельно вытер руки. А после, вероятно, изучил результаты опыта и записал в лабораторном журнале что-то вроде «оно живое».
Теперь с улицы тянет прохладой, влагой и листьями, а в доме тёплые золотые лампы и кофе. Человек, конечно, так устроен, что он всегда получает удовольствие от того, что снаружи темно и холодно, внутри тепло и светло, а выходить никуда не надо. Но тут как с вином или духами: важны тонкости. Равновесие. Сбалансированность букета. Дождь-плед-подоконник — это базовый вариант, абхазское красное из винограда сорта «изабелла». А тут — неверный утекающий серебристый свет, окроплённый золотыми искрами. Ровная, не удушающая влажность. Глубокие тени. Земляные и кофейные запахи с ноткой шоколада. Кажется, что мы внутри фильма великого мастера, продумавшего каждую деталь.
Дождь возвращается. Дворовые кошки сейчас, должно быть, прячутся под крыльцом. Мокнет во дворе горелый остов старого опеля — что-то на той неделе перемкнуло ночью у него в проводке.
Кто-то в лаборатории с громоотводами на крыше — судя по всему, к северу отсюда, — работает стальной иглой, пришивая лапы к туловам будущих монстров. Надо успевать, пока не кончился сезон осенних гроз.

Loading Likes...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *