Оккультябрь

14 октября

Во Львове много городских легенд, и большую часть из них сочинили местные рестораторы для привлечения туристов. Ещё кое-что добавила советская пропаганда, а перед ней — пропаганда австрийская. Но даже если знаешь, какая версия — правда, рассказывать будешь всё равно все три. Легенд много не бывает.

По ночам в городской ратуше появляется чёрный гроб. Он летает по лестницам и залам, пугая задержавшихся на работе чиновников. Якобы четыреста лет назад в этом здании криминальный суд приговорил невинного к смерти, и призрак напоминает об ответственности.

Кем бы ни был придуман гроб в ратуше, туристов он привлекает.

Туристы эти приезжают, как правило, налегке и носят одежду, которую не жалко испачкать. Они знают наизусть «Exorcizamus te», и у них найдётся десяток защитных амулетов. Они заходят к доминиканцам и к иезуитам, спорят между собой о качестве ладана у тех и других, по привычке запасаются святой водой. Ночью они пробираются в здание ратуши, подкупив каменных львов у входа и отведя глаза охране.

В ратуше темно. Окна с лестницы выходят во внутренний двор, каменные ступени немного истёрлись посередине, ступать приходится осторожно. В нишах прячутся бронзовые бюсты. Вдоль стены стоят флаги — эмблемы на них почти неразличимы: в сумерках синий цвет иногда выцветает до мертвенной белизны. Эхо повторяет каждый шаг.

Гроб появляется неслышно на площадке над ними. Чёрный в полумраке, хотя изготовлен был, скорее всего, из простого дерева. Он стоит в воздухе прямо, как футляр для башенных часов, а потом, покачиваясь с боку на бок, двигается вниз.

Чтобы пропустить его, приходится прижаться к стенам. Лестница не слишком широка. Гроб проплывает мимо — совершенно невинно, даже холодком от него не тянет, — и исчезает за поворотом.

— Мда, — говорит один турист другому. — Ну что, как обычно?
— Знаешь, а не будем его трогать, — говорит другой. — Жалко. Историческая достопримечательность всё-таки.

И туристы идут, как обычно, в бар, который приметили днём рядом с армянской церковью. Кто, в конце концов, сказал, что чёрный гроб не может быть частью демократической системы сдержек и противовесов?

Loading Likes...

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *