Оккультябрь

15 октября

Львов из тех городов, которые веками росли в тесных крепостных стенах, как забинтованная ножка китаянки, и когда стены убрали, оказалось, что Старый город вызрел плотным узлом улиц, твёрдым и сладким. И его уже не переделать.

В каждом дворе есть тайна, и обычно не одна. Можно свернуть в любую подворотню и обнаружить там: церковь; сквозной проход на другую улицу; длинный тёмный туннель; веранду, увешанную цветными фонарями; выпавшую из девятнадцатого века кофейню, где крутят песни на идише и зажгут вам свечу на столе, потому что в зале именно так темно. Мостовые, многоязычие туристов и надписи на стенах прилагаются.

Есть люди, которым трудно удерживать в голове немного искривлённую сетку улиц, но у меня хорошее чувство направления. Я никогда не теряюсь в городах, торговых центрах и супермаркетах, и чаще всего могу в полузнакомом городе так срезать угол через подворотню, чтобы обнаружить и кофе, и интересное граффити, и короткий путь.

Все сказки, рассказанные о городах вроде этого, будут похожи. Тайны проходных дворов и двухсотлетних подъездов. Кафе, которое появляется только при определённых фазах луны, и оборотень, который там работает. Выхваченные из чужих разговоров реплики, указывающие путь. Напитки, исполняющие желания. Сказки старых городов.

Но я не всегда такой оптимист, как другие докладчики; находя путь в сплетении городских улиц, среди потемневших от времени кирпичей и ухоженных статуй, я думаю вот о чём: первый из лабиринтов построили вовсе не как парк развлечений, и не как коробку с игрушками. Первый из лабиринтов построили для того, чтобы удержать внутри чудовище.

Впрочем, у меня идеальное чувство направления. Придётся постараться.

Loading Likes...

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *