• Письма с Понта

    Another brick in the tower

    Зал по Древнему Ближнему Востоку — золотой свет. Крылатые львы и быки с пятью ногами охраняют входы. Одна из стен полностью покрыта барельефами из ассирийского дворца: охотники и духи, луки, крылья, бороды и осаждаемые крепости. Мягкие тёплые оттенки камня и…

  • Письма с Понта

    Про флердоранж и сфинксов

    Недавно мой вокабуляр обогатили словосочетанием «ольфакторная картина мира». Такой аналог цветовой гаммы, но в запахах. И пока что похоже, что моя ольфакторная картина мира — это картина средиземноморского католического монастыря. Орехи, цитрусы, флердоранж и тёмное полированное дерево; возможно, табак; и…

  • Письма с Понта

    «Снег идёт. С первым днём зимы!»

    В прошлую такую осень в Днепре, когда снег сменяется дождём, а дождь гололёдом, мы ещё и жили в пятнадцати минутах ходьбы от удобной остановки. Следы шин и отпечатки каблуков так и застывали в земле неразглаженными, опавшие листья покрывались льдом; пятнадцать…

  • Письма с Понта

    И о погоде

    У нас с Джоном вечная дискуссия об уральском климате. На хороший тёплый август он говорит, что это сентябрь здорового человека, а про нынешнюю нашу погоду — что это неплохое начало декабря. Снег то лежит, то растаял, из-за этого высокая влажность;…

  • Письма с Понта

    A night in the lonesome September

    На перилах у подъезда — покрасневшие листья винограда, на ступеньках — засохшие капли тёмной крови. Несколько дней назад, возвращаясь домой в ночи, видел на этих ступеньках чью-то берцовую кость, и кровь, должно быть, от этого же эпизода. Что ещё можно…

  • Письма с Понта

    Лето по воскресеньям

    Две последних недели были — бегать и отсыпаться в перерывах. Содержательно, но график пропущенных медитаций намекает. После дня рождения потребовалось расчистить место на книжных полках: под сестёр Макгонигал, Макки и блокноты в точку. Как раз к этому моменту подоспела смородиновая…